В руках бессилия.

Иссиня-черная мантия с огромной скоростью покрывала сотни метров, в сопровождении двух не менее быстрых теней. «Нам необязательно бродить по лесу, заглядывая под каждый камень, — объяснял Руру. — эндермена мы почувствуем сразу же, как тот окажется в зоне досягаемости наших внутренних сенсоров. Мы можем чувствовать чужих. Возможно, и ты можешь, Рик». Ставка была на скорость. И поэтому партия решила все же не брать с собой Одноглазика, который был просто не в состоянии угнаться за охотниками. Эндермены не любят открытых пространств, а значит лес – наипервейшая область поиска.

Автор:

Перспективы.

— И… кто это такой? – спросил Рик.
— Вообще, эндермены — очень загадочные и крайне неприятные типы… — начала Лулу.
— Типы? Так они не животные?

Автор:

Незваные гости.

— Лулу, посмотри! – Молодой человек выглянул на открывшуюся ему панораму пляжа, посреди которой стоял небольшой двухэтажный домик, — Лулу… да оставь ты этого беднягу, сюда иди, говорю!

Автор:

Повелитель ущербных.

— Сюда иди, — негромко, но весьма требовательно произнес Рик.
Зомби, стоявший в пяти метрах от охотника, нерешительно посмотрел на него, после чего медленно развернулся, и предпринял робкую попытку удалиться восвояси.

Автор:

Старый друг.

Тень молниеносно перемещалась среди деревьев. Лунный свет, подобно маленьким взрывам, то и дело вспыхивал на разящем железном клинке. Головы испуганной нежити с глухим стуком валились на землю, отделенные плеч короткими, но весьма лаконичными ударами. Пауки, никогда не увлекавшиеся лазаньем по деревьям, сейчас покоряли невиданные доселе высоты. Всё, лишь бы подальше от несущейся по лесу смерти.

Автор:

«Береги лицо…».

Рик продолжал обживать свое гнездышко. Есть, наверное, в этом мире какая-то особая аура, заставляющая человека копать вглубь. Что-то вроде нового когнитивного инстинкта, который подсознательно намекает: «чем глубже, тем лучше, друг» (без пошлостей). Благо, в «чертовом мире из кубиков», как назвал его сам Рик, копать было не сложно. Удар-второй и куба нет. Удар-четвертый — я в земле. Ударов пять — рудой богаты. Удар опять – ну здравствуй, зомби… И так далее. Словом, какое-то время спустя, под домом Рика образовалась целая сеть тоннелей (или шахт, как вам удобней). Сам шахтер обзавелся качественными железными орудиями и оружием. Железную броню он латать не спешил, ибо еще не поддался рыцарским веяниям. Зато сделал удобную и легкую броню из кожи. Она неплохо спасала от негодующих наездов ночных чертей.

Автор:

Люди.

«К черту социум!
К черту правила!
К черту чертов кавардак!
Вот ведь, сука-жизнь подставила…
Швыранула только так»
(с) злой Рик.

Автор:

Великое открытие.

— Да лаааадно, — тихо-тихо выдавил из себя Рик, когда в свет тлеющих дров вступил зомби.
Не нужно иметь семь пядей во лбу, чтобы отличить зомби от живого человека. Этот, не смотря на свои квадратные формы, вполне соответствовал стереотипам. Зеленая гниющая кожа, утробные стоны, жуткий запах, вытянутые вперед руки и дикий голод в глазах.

Автор:

Спортивное поведение.

Был жаркий полдень, солнце висело в зените, а маленькие квадратные струйки пота стекали по измученному лицу Рика. Голод с каждой минутой все настойчивей напоминал о себе, барабаня по внутренним стенкам желудка. Немногочисленные ягоды, попадавшиеся время от времени, были не в состоянии насытить молодой организм. А грибы, коих было в достатке, не позволяло съесть благоразумие. Умирать от отравления Рик тоже не собирался. Тем более, что ни один из виденных грибов не показался ему знакомым. Вся надежда была на мясо.

Автор:

Пролог.

Квадратное солнце (а в этом мире оно квадратное, ничего не поделаешь) только-только стало выглядывать из-за горизонта. Оно плавно, но настойчиво разгоняло сумерки, что всю ночь так гостеприимно предоставляли уютный ареал для ночных жителей этого странного мирка. Уют, однако ж, с наступлением рассвета, сменялся природной агрессией. Живые трупы, некогда гулявших по этим краям приключенцев, издавали из своих прямоугольных пастей дикие стоны, наполненные не то болью, не то обидой. Кто знает, что испытывает (и может ли оно вообще что-либо испытывать… кроме голода, разумеется) глупое существо, обреченное выбраться из сырой земли ночью, лишь для того, чтобы уже утром быть беспощадно сожженным угловатой звездой. Скелеты (те же трупы, таких же бедолаг, только с естественной наготой… слишком естественной) стонать не могли. Нечем им было стонать. Но тоже, как и их мясные собратья, не переносили солнечного света, а посему начинали отбивать барабанную дробь своими зубами, словно от холода, пока зубы эти не поглощало спасительное пламя.

Автор: