Два Ремесла (Глава XI)

Одной лишь минуты хватило, чтобы в Виндвилле начался настоящий переполох. Люди выходили из домов, выглядывали из окон. В сопровождении двух воинов на лошади скакал Уилльям.

– Главнокомандующий приехал!

– Главнокомандующий Уилльям Победоносец!

– Он здесь, он здесь!

Три всадника прискакали к ухоженному двухэтажному дому. Во дворе на скамейке сидел старик, весь в морщинах, с прищуренными глазами и седой бородой. Несмотря на его возраст, чувствовалась бывалая сила воина, легко можно было поверить тому, что это единственный выживший самого значимого похода в истории Континента.

– Уилльям, сорванец, ты ли это? – решил удостовериться старик.

– Здравствуйте, сэр Баттлстон, – ответил главнокомандующий. – Разрешите пройти в ваш дом, у меня есть разговор.

Старик оживился.

– Пройдемте, пройдемте. Вы по-прежнему любите молоко?

Они оба вошли в дом, и сэр Баттлстон крикнул жене, чтобы та скорее угостила важную персону. Мисс Баттлстон выбежала в гостиную, откланялась, и быстро удалилась на кухню. Мужчины сели около круглого стола.

– Как вы поживаете, сэр Баттлстон?

– Поживаю тихой, беззаботной жизнью вместе со своей женой.

– И как мисс Баттлстон?

– Целыми днями занимается делами по дому.

– Да, дом действительно ухожен.

– Большое спасибо за похвалу, главнокомандующий. Я не хочу показаться настойчивым, но только вы обещали мне разговор, а расспрашиваете меня о жизни и о доме. Чего ходить вокруг да около, когда я сижу перед вами и готов ответить на все ваши вопросы.

– Это так: я приехал не о делах ваших вас расспрашивать.

Мисс Баттлстон влетела в гостиницу и разлила мужу и главнокомандующему молока.

– Я хотел поговорить про тот самый день, в который вы один вернулись из Края.

– Я готов ответить на любой вопрос.

– Мне придется спросить настолько прямо, насколько это возможно: в тот день Дракон действительно был убит?

– Этот Дракон умер от моего меча. По крайней мере, свой последний вздох он сделал ровно перед тем, как я вонзил лезвие в его сердце.

– Вы ручаетесь, что этот Дракон никак не мог уцелеть?

– Этот был повержен лично мною.

– Этот?

Наступило молчание. Неосторожное слово, сказанное сэром Баттлстоном, выдало тайну, которую он хранил в одиночестве долгие года.

– Был еще Дракон?

– Не было.

– Сэр Баттлстон!

Как он имел неосторожность проговориться? Что теперь сказать Уилльяму? Правду. Теперь выбора нет. Все эти года его считали героем, но он никогда не рассказывал историю до конца.

– Дракон был повержен, но ликовать было некому. Остался один я. И тут мой взгляд приковала одна вещица: я даже толком не знал, что это. Лишь через минуту меня осенило – это яйцо. И я… не уничтожил его. Не знаю, о чем я в тот момент думал, но я оставил яйцо лежать там, а сам вернулся назад.

Сэр Баттлстон повернулся, в ожидании увидеть разгневанное лицо Уилльяма, но тот лишь задумался. Так он посидел минуту, потом неожиданно встал и направился к двери. Перед тем, как уйти, он сказал старику:

– Это ни в коем случае не умаляет ваших заслуг. Но вы создали в прошлом проблему, которая в настоящем приобретает масштабный характер. По слухам, четыре сотни мертвецов двигаются к Второй Крепости. И если это так, то теперь мне ясна их цель.

С этими словами он вышел из дома и направился к лошади.

– Вы узнали, что хотели, сэр?

– Даже больше.

Уилльям залез на лошадь, и они быстрым ходом направились в крепость. А сэр Баттлстон стоял у окна и смотрел на всадников, уходящих вдаль.

Загрузка ...
MineStory