Баронесса Рагнгильдра

 

— Про своих сраных вампиров ты сказать не забыл! Какого хера, Пулло?

— Ты что, совсем тупая? — бывший центурион придвинулся ко мне вплотную; это был не самый радостный опыт в моей жизни. — Что я, должен был выложить ей —

(не им)

— …все с порога?

— Раньше по твоим словам выходило, что барон тебе обязан по гроб жизни, чтоб его мать!

— Ты заметила в доме барона? Я вот нет. Только воняло ссаньем и болезнью. Учитывая с кем я говорил, нам вообще повезло, что мы здесь.

— О, в этом роскошном патрицианском дворце, чтоб его.

— Если у тебя жилье получше — можешь убираться. Ты у меня и так уже в печенках, а я тебя знаю только день.

Что-то в его тоне мне не понравилось. Как будто центурион проверял что-то. Щупал посохом дрыгву у себя под ногами.

— Не удивлюсь, если твоими стараниями мы окажемся в каменоломнях, — ответила я. — Там ты тоже будешь говорить, что сделал все возможное.

— У нас есть крыша над головой. Благодаря мне. Еще у нас есть работа.

— Да, блядь, я сюда именно трудоустраиваться пришла. Где мне еще заплатят пять медяков за то, что я рискую своей задницей?

— Насколько я понял, обычно ты ей рискуешь за просто так. Поэтому прихлопнись и посиди пока тихо.

— А ты будешь охотиться на вампиров? Поверить не могу, что говорю об этом.

— А мы, — поправил наемник, — будем делать то, что требует от нас баронесса.

— Отлично. То есть развлекать скучающую старую птицу.

— Спасибо скажи, если в ее возрасте будешь так же скучать. У нее в руках, — Пулло сжал для наглядности кулак, — добрая треть всех махинаций в этом городе. Поставки леса куда угодно, караваны, складские и строительные подряды — что бы ты ни хотел провернуть из такого, что выходит за пределы одобряемого законом, а подчас и не только — ты идешь за добром к Рагнгильдре. Раньше, правда, всем ведал ее отец.

— Здорово. По твоей милости я застряла здесь и обречена запугивать беспризорников, которые мелочевкой торгуют, а иначе мою голову скормят собакам. Я знала, к кому обратиться.

— Я тебе что, не ясно сказал? Сначала мы делаем то, что нам говорят. Потом — то, что я должен сделать. И только потом мы начинаем… шантаж.

— А с какого бы хрена это так? Почему нам сначала не срубить денег с конунга? Ты не думаешь, что богатый Тит Пулло будет куда эффективнее справляться с вампирами, оборотнями и зубной феей?

Пулло помедлил с ответом, присев на край топчана. Какое-то время я наблюдала за его неопрятной пятнистой лысиной.

— Если мы даже и стрясем с конунга деньги, — сказал он, — нам придется убираться их Виндхельма так быстро, как мы только сможем. А интересующие меня люди живут здесь.

— Ты, кажется, совсем не понимаешь принцип работы денег, Пулло. Они позволяют тебе нанять кого-то, чтобы он сделал грязную работу за тебя. Ну совсем как баронесса нанимает нас с тобой.

— Мое дело слишком личное, чтобы кого-то нанимать, — покачал головой наемник. — К тому же — не гарантированно, что мы стрясем с конунга деньги и останемся живы.

 

***

Два дня мы провели в берлоге, пожалованной нам баронессой Рагнгильдрой дочерью Нефстинна, прежде чем явился посыльный. Он был, судя по голосу, совсем еще мальчишкой — я его не видела, так как визит его пришелся на раннее утро, и я проснулась только когда он уходил.

— Поднимайся, — сказал Пулло, выпроводив его. — Сегодня работаем.

Эта новость заставила меня моментально оставить обрывки сна. Два дня, прошедшие с нашего посещения баронова особняка, казались мне годами, и возможность заняться наконец делом наполнила меня приятным азартным волнением.

— Неужели? — сказала я, слезая с топчана, на котором мы спали по очереди. — Я уж думала, что наша работа состоит в том, чтобы сидеть тут безвылазно.

— Давай одевайся. Завтракаем и выходим. Путь не далекий, но лучше бы нам поторопиться.

Я спустилась во двор и умылася из бочки с талым снегом. Летом в нее, очевидно, собиралась дождевая вода.

За эти дни я как-то свыклась с мыслью, что Пулло почему-то не оставляет меня. Я постоянно говорила себе, что он просто пытается притупить мое внимание, но что-то в его поведении меня настораживало. Исподтишка, незаметно, но — настораживало. Будто бы наемник следил за мной, и даже не столько за мной, сколько за моими словами и тем, как я себя занимала.

Заниматься в халупе было, по большому счету, нечем. Поначалу я была рада найти несколько исписанных страниц пергамента, но они оказались конспектами каких-то проповедей, полемизирующих с исключением Талоса из сонма богов. Мало того, что богослов был, по всей видимости, косноязычен как средний нордский офицер, так еще и писал слушавший его с огромным количеством ошибок. Но даже при всем этом я перечитала рукопись много раз, не зная, чем еще себя занять. Немного интереснее было выдумывать откуда взялись в этой комнатушке записки. Кто жил тут до нас, и где он научился писать, и что с ним стало? Я надеялась, что он просто сумел выбраться с городского дна и переехал в апартаменты получше. Это, впрочем, было маловероятно.

От безделья в голову лезли те мысли, которым я была совершенно не рада. Чтобы держать их на расстоянии, я несколько раз упрашивала центуриона подраться со мной. Он, хоть и ворчал, но был, похоже, и сам рад возможности размяться. Не сказать, однако, что занятия были мне так уж полезны — Пулло был гораздо сильнее, опытнее и быстрее меня, и обыкновенно наши потешные потасовки заканчивались, не успев начаться, и, как правило, заканчивались тем, что я очередной раз падала на пол. Соседи снизу, существование которых подтверждалось светом, лучины, пробивающимся между досок пола по вечерам, были, вероятно, запуганы и не решались стучать в потолок или ругаться даже когда мы с центурионом упражнялись очень поздно, и они уже точно были дома. Только приглушенные голоса выдавали наличие снизу жизни. Возможно, думала я, они до сих пор в страхе от предыдущего постояльца. Ишь, запугал их своими псалмами! Хотя, скорее, такова была сама жизнь простого люда в Виндхельме.

Умывшись, я поднялась по наружной лестнице на второй этаж. Пулло уже сидел за столом и запивал хлеб с сыром и вяленой рыбой пивом из кувшина.

— Что за работа? — спросила я, садясь и отрезая себе сыру.

— В данмерском квартале, — ответил центурион, жуя. — Какие-то темные барыжат сахаром у нее под самым носом. Поговаривают, они с рифтенцами снюхались. Сплавляют дурь не по реке, чтобы не платить баронессе пошлину, а вместе с камнем, который идет дорогами. Наша с тобой задача — притвориться покупателями. Будто бы мы с тобой из Донстара, и хотим купить партию.

— Тебе это все посыльный рассказал?

Пулло закатил глаза:

— У него была записка. Слушай дальше. Мы с тобой из Донстара, нам нужна партия дури. Парни баронессы нападут на склад, пока мы будем вести переговоры. Убивать их — не нужно.

— Ты совсем меня за дуру держишь?

— Даже если кто из них попадется. Данмеры знают, кому их маленькое дельце не нравится. Это их не удивит. Тем не менее, защищать их не нужно тоже.

— И что все это даст?

— Это нам поможет добраться до их главного.

— Он будет на складе?

— Не думаю. Так или иначе, он баронессе нужен живым. Не спрашивай, для чего. Живым. Поэтому, даже если он и будет на складе, мы его не трогаем. Нам нужно договориться о встрече с ним на его территории. Как я понял, это за городом.

— Оттуда его украсть будет легче?

— Об этом она пока молчит. Видимо.

— Притворяемся покупателями, входим в доверие, не трогаем главного. Простенькая задачка.

— Хорошо, — кивнул Пулло.

— И как зовут покупателей из Донстара?

— Так же как нас. Мое лицо, я думаю, им известно. Твое имя не имеет значения.

— Их не смутит то, что они продают наркотики Титу Пулло?

— Это мало кого смутит, — улыбнулся наемник.

 

***

Данмерский заставил меня усомниться в том, так ли уж плох остальной Виндхельм. Если за пределами этой резервации дома были хоть и бедными, но не нищими, здесь они просто разваливались. Многие пустовали, щерясь битыми окнами. На углах стояли темные самого подозрительного вида. Откуда-то доносились крики и звуки побоев.

Дома здесь отстояли друг от друга гораздо сильнее. Это для того чтобы во время погромов не сгорел весь район, объяснил Пулло.

Команда, которая должна была атаковать склад, следовала за нами по параллельной улице. Мы видели ее до того, как войти в гетто. Шесть человек — все довольно крупные норды. Один из них кивнул центуриону, когда мы прошли мимо.

Данмеры явно были не в восторге от нашего присутствия, но то ли их предупредили о нашем приходе, то ли лица Пулло было достаточно, чтобы их отпугнуть, и они держали дистанцию.

Склад, на котором нас ожидали, находился не очень далеко от того места, где мы вошли в резервацию. Это было прямоугольное двухэтажное здание, обособленное от других. Стоявший на входе данмер, завидев нас, подозвал нас жестом.

— Вы, что ль, из Донстара? — спросил он, когда мы подошли.

— Предположим, — ответил Пулло.

— Заходите, — данмер махнул рукой и вошел внутрь. Мы последовали за ним.

— У вас есть оружие? — спросил кто-то из темноты.

— Да, есть, — кивнул наемник. — Но с нашей стороны было бы глупо его использовать здесь, правда?

— Отдайте.

К нам подошли несколько темных. Мне вовсе не хотелось расставаться здесь с топором, но соотношение сторон не оставляло особого выбора. В любом случае, мы тут на дипломатической миссии, напомнила я себе. Помогло это слабо.

— Ну что, мы будем говорить? — спросил Пулло.

Склад был плохо освещен. Одно помещение занимало оба этажа, только на уровне второго тянулись деревянные мостки. Пол был уставлен ящиками и корзинами.

Тот, кто был здесь за главного и говорил с нами, стоял на мостках. Его лицо разобрать было сложно, но я увидела, что он носил модный среди данмеров хохолок на голове.

— А мы не говорим? — пожал он плечами. — Наш друг в страже сказал… кстати, как его имя?

— Господин Тори, — не задумываясь, ответил Пулло.

— И верно, — обрадовался данмер. — Так вот он сказал, что вас интересует крупная партия.

— Так и есть.

— Насколько крупная?

— Постоянные поставки.

— В Донстар?

— В Донстар.

Темный задумался.

— В Донстар возить неудобно, — сказал он. — Да еще война…

— Война будет не всегда. Я предпочитаю просчитывать все вперед, вот и забочусь заранее.

— Почему вам просто не наладить маршрут для каджитов?

— Слишком подозрительно, — покачал головой Пулло. — У нас стража не то что у вас. А вот поставки камней и руды  — это совсем другое дело.

— Обо всем-то вы знаете. Что ж, это…

Его прервали крики, раздавшиеся с улицы.

— Эй! Эй! — проорали за дверью, а потом дверь распахнулась, открытая телом охранника, впустившего нас внутрь.

На складе мгновенно поднялся гвалт. Данмеры похватали оружие и попрятались за ящиками.

— Ну что, суки синежопые, — вальяжно спросил норд, ступая в помещение. За его спиной выстроились его дружки.

Пулло повернулся к нему.

— Это что еще такое? — спросил он.

Норд опешил:

— Что такое? Ты, блядь, еще кто?

На это бывший центурион отвечать не стал.

— Я тебя спросил… — начал было норд, но продолжать раздумал и полоснул наемника в грудь ножом. Тот вскрикнул и отступил на шаг.

— Вали отсюда, дядя, — посоветовал боевик. — А девку оставь нам. Все равно синежопым привел…

Пулло только что держался за грудь — ни дать ни взять старичок-лесовичок — и вот он уже разбивает корзину о голову громилы. В следующий момент у него в руке оказался кинжал. В следующий — кинжал засел в животе у норда, а Пулло кивнул мне.

Я поняла его, и когда один из ломанувшихся на склад нордов упал, получив короткое копье в центр груди, я не размышляла о том, что делать: просто выдернула копье и ударила им в горло ближайшего из боевиков. Не хватало, чтобы кто-то выжил и разболтал данмерам о наших с Пулло замыслах. Судя по тому, как бык удивился умереть, о таком его баронесса не предупреждала.

Все закончилось через несколько секунд. Один из нападавших сумел выбежать из складского помещения, но на улице было слишком много темных. Бежал он недолго.

— Это все ебаный барон Нефстинн, чтоб он сдох, — выругался данмер с хохолком, ведший переговоры. Во время атаки он спустился на первый этаж и выглядел более запыхавшимся, чем имеет право человек или эльф, проторчавший весь бой в укрытии. — Хуесос старый. Точно он. Его рук дело. Ну, сука, он за это ответит. Нвах ебаный.

— Вот как вы обеспечиваете безопасность? — тут же налетел на него Пулло. — Не уверен, что хочу иметь с вами дело.

— Постойте, — поднял руку темный. — Мне жаль, что так вышло, и все такое. Уверяю, наши разногласия с бароном никак не скажутся на поставках вам.

— Хотел бы я верить, — сказал центурион, зажимая порез.

— Вам нужно встретиться с господином Раном. Он управляет делами Хлаалу в Скайриме.

— Он здесь? — спросил Пулло.

— Здесь?.. А, нет, нет. Он примет вас на ферме. Думаю, в течение недели. Мы вам сообщим через господина Тори. Что мне передать о вас господину Рану?

— Что Тит Пулло хочет с ним говорить, — отнял руку от раны наемник.

Обсудить на форуме Следить за обновлениями
Рейтинг истории:
2 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 52 оценки, среднее: 5,00 из 5 (2 Оценок, средняя оценка: 5,00 из5)
Оценивать истории могут только зарегистрированные
Загрузка...
Метаэффект. №6
1.8.1, часть 5. Без херобрина.
Восстание ужасного-Часть 1(кошмарный день)


Minecraft истории » Вне шахт » Главная » Истории Авторов MineStory » Война в Скайриме, глава 15.



Автор записи:

Количество историй: 24
Рейтинг автора: 2436 MineStory Points (MP)
Статус автора: Лучший автор MineStory.Ru

Биография: Любимая музыка — Л. ван Бетховен, Георг Фридрих Гендель, Генри Пёрсэлл, группа The Doors, Леонард Коэн. Любимые актеры — Александр Маслаев, Марк Бёрнэм, Майкл Сталберг, Сюзен Сарандон. Любимые писатели — Кормак Маккарти, Гай Юлий Кайсар, Рэй Бредбери, супр. Дяченко.

Добавить комментарий

  1. Agef:

    Талант имеется! Жду продолжения!

    [Ответить]

    Raenerys Reply:

    @Agef, спасибо! Ждите, постараюсь доставить скоро.

    [Ответить]

  2. MuXaT:

    20. Поздравляю. Так, а теперь к истории. Честно? Но действительно зацепиться не за что. Вот честное слово (А вру я только в благо). Как бы вам не хотелось критики, замечаний, советов. Не могу. Первое: Не понимаю эту атмосферу, второе: Действительно превосходно. (А коли я не понимаю атмосферу, то сужу по оформлению)

    [Ответить]

    Raenerys Reply:

    @MuXaT, при желании везде можно найти что-то вызывающее вопросы и сомнения. Чего бы мне и хотелось, если честно, но все равно спасибо!

    [Ответить]